ДОРОГОЕ ДЕЛО
Ольга Шабаловская
Опубликовано в "Бизнес-журнал Республики Башкортостан" №19(99) 2008г.

ЮВЕЛИРНАЯ МАСТЕРСКАЯ АССОЦИИРУЕТСЯ С НЕСПЕШНОЙ РАБОТОЙ МАСТЕРА, БЛЕСКОМ «РАСХОДНОГО МАТЕРИАЛА» – ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ И КАМНЕЙ. ОДНАКО СОВРЕМЕННЫЕ ЗОЛОТЫХ ДЕЛ МАСТЕРА ОПЕРИРУЮТ ТАКИМИ ПОНЯТИЯМИ, КАК БИЗНЕС-ПЛАН, МАРКЕТИНГОВАЯ СТРАТЕГИЯ И БРЭНД. СОЗДАТЬ БИЗНЕС ИЗ ЛЮБВИ К ИСКУССТВУ И РОСКОШИ – ЛЕГКО ЛИ ЭТО?

До определенного момента Борис Мейер не задумывался о карьере ювелира. Человек талантливый, в среде уфимских модников он был популярным портным. Однако в лихие перестроечные годы клиенты стали требовать для своих костюмов «изысков» – например, золотых пуговиц и пряжек со своими инициалами. Естественно, такой фурнитуры в магазинах не было – и Борис Мейер решил учиться ювелирному искусству. А что было делать – клиент всегда прав.

Постигать азы ювелирного дела пришлось и в Москве, и в Уфе – у самых разных мастеров. Проблема заключалась в том, что в советские годы не готовили ювелиров-универсалов. Все работники этой «драгоценной» профессии имели узкие специализации – литейщика, огранщика, полировщика, того, кто ставит клеймо на готовое изделие… Нашему герою пришлось освоить все особенности этого непростого труда – создавать украшения.

Постепенно ювелирное дело стало основной профессией – портняжничает Борис Мейер теперь только иногда, в свое удовольствие. Много лет наш герой живет на два города, но большую часть времени проводит все-таки в Москве – и основная работа тоже происходит в златоглавой. Основанная в 1995 году фирма Golden Meyer за прошедшие годы приобрела репутацию и постоянных клиентов.

– Все наши клиенты наработаны годами, многие приходят по рекомендации. Для ювелира лучшая реклама – сарафанное радио, – говорит Борис Мейер.

Ювелирика

В какой-то момент ювелир-самоучка, не имеющий специального образования, Борис решил получить «официальное» звание. Сегодня он состоит в Союзе художников России, для этого ему пришлось сдавать специальный экзамен. Строгую комиссию Борис удивил уникальной коллекцией драгоценных украшений в виде бабочек. Его творения, называть которые насекомыми не поворачивается язык, могли «шевелить крыльями» – множество мельчайших деталей позволило добиться такого эффекта. Все предметы коллекции – кольца, серьги, браслеты и подвески были созданы из золота и серебра, эмали и самых разных драгоценных камней. Чтобы сделать коллекцию, пришлось не только значительно потратиться на материалы, но подготовиться «теоретически» – прочесть гору специализированной литературы о бабочках. Сегодня абсолютно все крылатые «существа» раскуплены в частные коллекции.

По словам Бориса, вещей, которые впоследствии он не смог бы продать, почти не было, рано или поздно покупатель находится.

– Чаще всего бывает так, что даже толком не успеваешь сфотографировать изделие на память, прежде чем отдать его заказчику, – говорит мастер.

Довольно любопытно Борис относится к понятию эксклюзивности. Он считает, что эксклюзив – это украшение, которое было выпущено количеством не более ста штук. По его мнению, большие тиражи – это уже ширпотреб, хоть и с бриллиантами. Однако это правило касается только авторских разработок самого мастера. Если заказчик хочет иметь ювелирное украшение по собственному эскизу, он может быть уверен в том, что изделий-близнецов сделано не будет.

Одно из направлений работы Golden Meyer – создание копий драгоценных аксессуаров из коллекций таких знаменитых домов, как Cartier и Carrera y Carrera. Визуально украшения действительно получаются очень похожими. Представители Carrera y Carrera однажды приходили к ювелиру с претензиями, однако дело закончилось ничем. Борис Мейер, создавая копии, не нарушает закона – на изделиях он ставит свое клеймо. Ювелир считает себя вправе заниматься такой работой: «Никто же не возмущается тем фактом, что картина Шишкина «Утро в сосновом бору» висит в каждой второй квартире, просто на «мишках» написано, что это, естественно, не подлинник».

– Я вовсе не пытаюсь составить конкуренцию элитным ювелирным бутикам. Те, кто может позволить себе приобрести серьги или колье Cartier за тридцать тысяч евро, не станет приобретать у меня копию за три с половиной, – говорит мастер.

Кроме того, за «ювелирными близнецами» часто обращаются те, кого что-то не устраивает в «оригиналах с брэндом». Например, клиент хочет подвеску из желтого золота, а в «официальной» коллекции есть предложения только из белого.

Сувенирная лавка

Сегодня большую часть бизнеса нашего героя занимает создание уникальной сувенирной продукции. Работа над дорогими корпоративными подарками интересна
Борису по двум причинам. Во-первых, в этом направлении гораздо меньше конкуренции – не все готовы тратиться на дорогостоящее оборудование. Любопытно, но даже знаменитый Бронницкий ювелирный завод предпочитает размещать часть заказов по сувенирной продукции в Golden Meyer. Этому предприятию проще работать через субподрядчика, чем покупать и устанавливать в своих цехах специальное оборудование. Во-вторых, изготовление эксклюзивной «сувенирки» требует навыков ювелирного дела и дает простор для фантазии художника.

Действительно, изумить искушенных заказчиков не так-то просто – для этого нужно постараться. Борис Мейер и его жена Анна удивлять стараются вещами вроде бы на первый взгляд ничем не примечательными. «Конек» Golden Meyer – изготовление подстаканников из серебра.

– Скажите, много ли вы знаете людей, пользующихся подстаканниками? А ведь этот незаслуженно забытый предмет утвари очень удобен и красив – в нем есть что-то чисто русское. Поить партнеров по бизнесу чаем в подстаканниках с логотипом своей фирмы полезно – такие переговоры должны им запомниться, по крайней мере, своей оригинальностью, – считает Борис Мейер.

Основные заказчики «посудных наборов» Golden Meyer – крупные компании и несколько наукоградов Подмосковья – у их руководителей больше не болит голова, что дарить гостям делегаций, конкурентам-партнерам и сотрудникам на юбилеи.

В канун прошлогоднего празднования 450-летия присоединения Башкортостана к России Анна и Борис разработали несколько вариантов различной сувенирной посуды с республиканской тематикой. Однако понимания у ответственных чиновников и организаторов мероприятия супруги не нашли. «Мы натолкнулись на глухую стену – ничего нельзя было добиться. Видимо, чиновники ждали, что мы будем действовать по-другому, однако мы не были готовы к откатам. В итоге гостям из иностранных делегаций дарили сувениры зачастую нелучшего качества», – вспоминает Борис Мейер.

По мнению ювелира, уфимцы в большинстве своем еще не пришли к осознанию того, что корпоративные подарки могут быть по-настоящему эксклюзивными и отражать сущность компании. Во многом такая ситуация сложилась потому, что «сувенирный монополист» – фабрика «Агидель» – исчерпала свои творческие ресурсы – нет новой, свежей идеи в «подарочном деле». Однако «золотая пара» не теряет надежды, что эта культура в их родном городе будет постепенно развиваться. И первые клиенты в башкирской столице уже есть – уфимский филиал внедорожной организации Partisan-extreme заказал у ювелира серию подарков для победителей своих соревнований.

Проза роскоши

В основном супруги работают вдвоем, но если случается крупный заказ – нанимают на время помощников. Трудиться в спешке для ювелира – непростительно, ибо «служенье муз не терпит суеты». Но иногда клиенты ставят такие сроки, что приходится либо сидеть за столом день и ночь, либо вовсе отказываться от работы.

Борис не скрывает, что за некоторые заказы приходится браться скрепя сердце. Например, украшать мобильные телефоны золотом и камнями поначалу было весело, однако на сотой «драгоценной» Nokia это занятие порядком надоело. Художнику скучно делать вещи «под копирку», в которых нет места творчеству.

– Конечно, мне неинтересно отливать сто одинаковых юбилейных медалей. Гораздо увлекательнее разработать форму будущего изделия, отбросив десятки эскизов, а потом сделать маленький тираж. Однако одним искусством много не заработаешь, все мы невластны делать только то, что хочется, – говорит Борис Мейер.

По мере возможности супруги стараются избавляться от монотонности в «золотом деле» – они разрабатывают модель изделия, а ее исполнение большим тиражом отдают на сторону. Вот такой своеобразный аутсорсинг в ювелирном деле.

Владелец Golden Meyer понимает, что одновременно быть творцом и менеджером крайне сложно. Однако пока супруги сами ищут клиентов, принимают заказы, отдают в ювелирные бутики свои изделия. Анна и Борис верят в то, что художник должен знать о судьбе своего изделия все – поэтому лично занимаются всей текущей работой.

ДОРОГОЕ ДЕЛО