СВАЛЯНЫЙ ДОХОД
Мария Леонтьева
Опубликовано в "Бизнес-журнал Республики Башкортостан" №4(84) 2008г.

ДОКАЗАТЬ, ЧТО ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛИ В БАШКОРТОСТАНЕ, СОВСЕМ НЕСЛОЖНО: ГЛАВНОЕ, НЕ ЗАБЫТЬ ЗАХВАТИТЬ С СОБОЙ МЕД, КУМЫС И БАЛЬЗАМ «АГИДЕЛЬ». ВПРОЧЕМ, НЕ ТАК ДАВНО В ЭТОТ «БАШКИРСКИЙ ОРНАМЕНТ» ВПИСАЛСЯ ЕЩЕ ОДИН ЭЛЕМЕНТ – ДОМАШНЯЯ ОБУВЬ ИЗ НАТУРАЛЬНОЙ ОВЕЧЬЕЙ ШЕРСТИ, ИЗОБРЕТЕННАЯ И ЗАПАТЕНТОВАННАЯ РАСИМОМ ВАХИТОВЫМ.

Десять лет назад Расим Вахитов казался белой вороной. Еще бы – в эпоху синтетики предлагать… обувь из овечьей шерсти. Ну это уж, простите, позапрошлым веком попахивает. Однако ХХI столетие приняло ремесленника с распростертыми объятиями. Для молодежи, выросшей на китайских товарах, исконно русская обувь была в диковинку и вызывала у нее самый настоящий восторг.

По зову крови

В прошлой жизни Расим Вахитов был известным ди-джеем и ресторатором в якутском городе Нерюнгри и даже не предполагал, что когда-нибудь займется валяльным делом, хотя к валенкам-самокаткам всегда относился с любовью – дело родителей, как-никак. Но «возвращение к истокам» - переезд в Башкортостан – пришлось на не самое благоприятное для ресторанного бизнеса время – разгул преступности, экономическая неустойчивость. Мысль о валенках возникла как нельзя кстати. Это дело не требовало больших вложений – сырье доставалось почти даром, наемные рабочие были не нужны – обходились собственными силами, да и проблем с арендой не возникало – под цех оборудовали цокольный этаж собственного строящегося дома. А главное, у Вахитовых практически не было конкурентов. Предприятия, которые занимались производством валенок, закрылись. Да и разве можно сравнивать обувь, сошедшую с конвейера, и ручную работу?

 - Фабрики выпускают сравнительно дешевый массовый товар, более низкого качества, - делится Расим Вахитов. - Бывает, что в шерсть добавляют вату, опилки. При обработке сырья используют серную кислоту. Такие валенки намного хуже держат тепло, садятся на несколько размеров. Да и колодка оставляет желать лучшего. Вахитовские же валенки были легкими, изящными, с ворсом под мех. И, может, обладатель звания «Мастер-золотые руки» продолжал бы заниматься их производством и по сей день, если бы не увидел во сне свою чудо-обувь. Так и произошел переход к «малым формам».

 - Я называю свой продукт «модельная домашняя обувь», - рассказывает ремесленник. – Это не просто необходимая повседневная вещь, это и произведение искусства, и даже массажер для ног.

В аннотации, которая прилагается к товару, сообщается, что при ношении обуви из натуральной овечьей шерсти происходит эффективный микромассаж нервных окончаний, а это приводит к усилению микроциркуляции крови, способствует заживлению ранок и купированию воспалений. При изготовлении тапочек используются только шерсть и теплая вода, сырье не кипятится. А значит, сохраняется столь полезный для кожи ланолин.

Дело семейное

Небольшое производство, организованное Вахитовым, постепенно переросло в бизнес. Семейный. Потому и не возникало вопроса, как назвать частное предприятие. Коротко и ясно  – «ВиС», что означает «Вахитов и сыновья».

 - Иногда мне казалось, что я немного перегибаю палку, порой лишая детей прогулок и каких-то развлечений ради обуви. Они уже с одиннадцати лет знали, как зарабатываются деньги. Зато сегодня все они хорошо устроены, и я понимаю, что воспитание трудом было, пожалуй, правильным.

Так что мужская часть семьи отвечает за производство, а женская – за реализацию и пиар. Роза Вахитова, супруга изобретателя, продавая обувь, демонстрирует покупателю ухоженные стопы – в доказательство чудодейственного эффекта тапочек. Как тут устоишь перед покупкой?

 - Наши тапочки действительно стоят недешево – 700-850 рублей, поэтому нам особенно приятно, когда подходят покупатели и говорят: «Дорого, но вещь столько и стоит», - делится ремесленник.

Шаг за шагом

За время своего существования вахитовская обувь пережила настоящую эволюцию. Первые модели, например, делались, как валенки, без различения левой и правой ноги. Впрочем, и они расходились «на ура». Потом, когда колодка стала более изящной, максимально приближенной к современной обуви, встал вопрос: сколько должен весить «идеальный» тапочек. Вахитов разработал стандарты для каждого размера. Так, обладателю 37-го придется носить на своей ноге всего 140 граммов. По легкости и удобству – как носок. Только куда долговечнее. Производитель уверяет, что пара тапочек-валенок будет служить вам верой и правдой около двух лет.

Проверкой качества обуви обладатель патента занимается собственноручно и собственноножно.

 - Каждый тапочек я складываю, прижимая носок к пятке. Если он потом разгибается и принимает первоначальную форму, значит, все сделано хорошо. Плотность стенок проверяю с помощью иголки. А еще я использую каждую возможность пообщаться с покупателями и узнать, что они хотят получить от этой обуви. Ведь от того, насколько я удовлетворю их потребности, зависит и мой успех.

Тапкомания

К тому, что его обувь шла к признанию легкой неспешной поступью, мастер относится философски – это ж вам не сапоги-скороходы, а уютные домашние тапочки. Покорившие, кстати, сердца и ноги крупных политических деятелей, звезд шоу-бизнеса и просто мирных горожан. Так, не торопясь, чудо-обувь добралась и до Европы. И завоевала «широкую известность в узких кругах».

 - Огромный восторг наши тапочки вызвали у итальянцев. То ли потому, что у них там сыро, то ли еще почему, но они просто фанатеют от изделий из овечьей шерсти. В большинстве европейских домов босиком не походишь – пол холодный. А обычная обувь царапает паркет. Так что наши тапочки пришлись «ко двору». А уж в России, где пожилые люди нередко ходят по дому в обрезанных валенках, и подавно. Вот так и получилось, что своих покупателей мы буквально «подсадили на тапки». Спасибо доброй молве – даже на рекламу тратиться не пришлось.

Зимой и летом одним цветом

В отличие от валенок, тапочки – товар внесезонный. «Зимы» в городских квартирах и домах тянутся большую часть года: то отопления уже нет, то еще нет. Да и в тридцатиградусную жару в шерстяной обуви ноги чувствуют себя очень даже неплохо. Пористость материала не дает им задыхаться. Но покупатели по привычке «просыпаются» ближе к холодам. И выходит, что летом спрос на тапочки невысок. А потом начинается настоящий аврал.

 - Мы все делаем вручную, поэтому не можем резко увеличить производство. Максимум, на который мы способны, - двенадцать пар в день. Иногда за две недели до праздника поступает заказ на пятьдесят пар обуви одного размера, а ведь у нас ограниченный набор колодок. Клиенты этого не понимают. Вот и получается: кто раньше встал, того и тапки.

Важный статус

Популярность, создаваемая «сарафанным радио», конечно, грела душу. Но предприятию не хватало официального статуса. И Вахитовы стали постоянными участниками и победителями выставок, а недавно вступили в Ремесленную палату Башкортостана.  

 - Ремесленная палата обратила на нас внимание властей, правительства республики, прессы. Это очень важно для меня и моих сыновей.Спасибо Алле Александровне Ильинцевой мы очень благодарны ей.  Ведь если раньше мы были «в подполье», а мои дети не всегда понимали, зачем они трудятся, то сейчас видны плоды. И отношение окружающих к нашему труду совсем другое – более уважительное. Да и «вариться в собственном соку» перестали – теперь мы активно общаемся с единомышленниками, делимся опытом по решению каких-то проблем.

Против шерсти

Как и в любом бизнесе, владельцам «тапочного дела» приходится сталкиваться с трудностями. В первую очередь это кадровая проблема.

 - Мастера-валяльщики всегда были на вес золота, а сегодня их попросту нет, - делится Расим Вахитов. - Чтобы обучиться одной операции, требуется год. Кто же захочет тратить столько времени? Я испытал все способы подбора персонала. Но результат один. На такую работу соглашаются лишь очень терпеливые  и трудолюбивые, а таких  очень мало. И нередко уже через пару недель с новым сотрудником приходится прощаться – то в запой уйдет, то просто исчезнет. Пытались привлекать инвалидов, ведь это очень легкий труд, не требующий больших усилий, здесь главное – работать аккуратно. Но и они идут неохотно. Видно, стереотипы, связанные с непрестижностью валяльного дела, еще предстоит ломать и ломать. И трудность номер два – дефицит качественного сырья. Казалось бы, овец у нас предостаточно, значит, и шерсти должно хватать. Но какая это шерсть – сваленная, грязная.  Сейчас мы привозим сырье из-под Октябрьского – это и далеко, и хлопотно, но ближе пока ничего нет.

На первый взгляд, решение есть – можно продать технологию другим предприятиям и получать долю дохода. Желающие купить методику находились, правда, в тот момент Вахитов даже не представлял, во сколько оценить свой бизнес. Да и сегодня продажа франшизы на производство тапочек вряд ли возможна – оборудование, с помощью которого они производятся, до сих пор не запатентовано, так как это требует немалых затрат.

Назад – к  валенкам?

Расим Вахитов довел свои тапочки до совершенства. И признается, что уже начинает «скучать» в творческом плане. А значит, нужно искать «новые формы».

 - Может, я опять займусь валенками. Они будут с невысоким голенищем, легкими, изящными. Почему бы и нет? Ведь молодежь охотно перешла на унты. Останавливает одно: труд это неблагодарный. Ты работаешь, что-то изобретаешь, а потом тебе говорят, что ты слишком высокую цену загнул. А продавать ручную работу по цене фабричной (700-800 рублей) как-то не хочется. Все-таки не следует забывать, что товар может быть не только второго сорта, но и высшего.

СВАЛЯНЫЙ ДОХОД