ДЕНЕЖНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ
Ольга Шабаловская
Опубликовано в "Бизнес-журнал Республики Башкортостан" №16(96) 2008г.

ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, СУЩЕСТВУЮЩИЕ ВЕКАМИ, ДОВОЛЬНО ЖЕСТКИ И НЕ ПРЕДПОЛОГАЮТ ЛИРИКИ. ЭРНСТ МУЛДАШЕВ, ЗНАМЕНИТЫЙ ВРАЧ-ОФТАЛЬМОЛОГ, СЛОВНО СТАВИТ ДИАГНОЗ СОВРЕМЕННОМУ ОБЩЕСТВУ, ГОВОРЯ О ТОМ, ЧТО МЕРОЙ СЧАСТЬЯ СЕГОДНЯ СТАЛИ ДЕНЬГИ. ИСЦИЛЕНИЕ ОН ВИДИТ В ИЗМЕНЕНИИ ЗАКОНОВ БИЗНЕСА, ИХ «ГУМАНИЗАЦИИ».

Эрнст Мулдашев — человек разносторонний и неординарный, знаменитый далеко за пределами Башкортостана хирург-офтальмолог, создавший множество уникальных методик восстановления зрения. Доктор медицинских наук, профессор, он с 1990 года возглавляет ФГУ «Всероссийский центр глазной и пластической хирургии Росздрава», где сам проводит около 800 сложнейших операций в год. Запатентованный Эрнстом Мулдашевым биоматериал «Аллоплант» позволил вернуть зрение более чем полутора миллионам пациентов со всего мира.

Кроме того, наш герой — большой любитель путешествий, он организовал девять научных экспедиций для исследования древних цивилизаций. Ученый пытался разгадать загадки истории в Гималаях, на острове Пасхи, в Тибете, Сирии, Египте, Ливане, Монголии.

Большой популярностью пользуются книги профессора, написанные по следам экспедиций — они вызывают много споров благодаря своей мистической тематике. По данным газеты «Книжный бизнес», сегодня Эрнст Мулдашев — один из самых издаваемых авторов России в жанре научно-популярной литературы. Суммарный тираж его бестселлеров приближается к десяти миллионам экземпляров.

Обладатель большого количества регалий известен как ярый противник стяжательства. В своих выступлениях Эрнст Мулдашев часто говорит о необходимости возрождения духовности в обществе, о том, что люди больны деньгами. Он считает, что критерием счастья современного мира стали материальные ценности — человеческие эмоции подменяются стремлением обладать большими средствами. В этом, как мыслит наш герой, виновата система международной экономики.

По мнению Эрнста Мулдашева, жесткие законы бизнеса, царящие сегодня в мире, в том числе и в нашей стране, отравляют человека, убивают в нем духовность. Тем не менее, он понимает, что в недавней российской истории именно предпринимателям удалось вывести постсоветскую экономику из затяжного кризиса 90.х. «Бизнес вывел страну из коллапса», — считает Эрнст Мулдашев.

Надежды, связанные с возрождением настоящих человеческих отношений, наш герой возлагает на финансовую систему, отличную от нынешней. Своему идеалу он дал название — «антибизнес», который представляется ему полной противоположностью сегодняшним отношениям в предпринимательской сфере.

Говоря об «антибизнесе», наш герой вовсе не проповедует коммунистические идеалы, он просто предлагает взглянуть на российскую экономику под другим углом зрения.
Термином «антибизнес» Эрнст Мулдашев пытается выразить свои надежды на то, что люди будут стремиться получать материальные блага, не забывая и о духовной стороне зарабатывания капитала. В этом, как считает врач, и состоит главная задача жителей нынешнего века — перестать быть зацикленными только на деньгах.

Экономика с чувствами


— Эрнст Рифгатович, в своих книгах вы часто говорите о денежной шизофрении, что это?


— Я считаю, что очень богатые люди больны деньгами, они их копят не для чего-то конкретного, а просто так. Мне кажется, что одна из причин инфляции кроется в туго набитых карманах олигархов. Инфляции не может быть, когда деньги работают, когда каждый заработанный рубль дает прибыль. Деньги не должны лежать в кубышке. Причина инфляции — денежная шизофрения, когда люди копят не ради какого-то подспорья, а просто так! На Тибете говорят, что если у человека больше денег, чем ему нужно, то в будущей жизни он превратится в червя.

Наша страна вышла на второе (позорное!) место по количеству миллиардеров. У одного нашего олигарха сорок миллиардов долларов. Это примерно одна десятая всего национального валового продукта страны. Сколько стоит строительство метро в нашем городе? Примерно два миллиарда. По старой дороге Уфа-Самара сейчас ездить практически невозможно, чтобы построить новую, нужно еще около двух миллиардов. Даже если этот миллиардер потратит часть своих сбережений, у него все равно останется очень много. Я не понимаю, зачем этот человек копит деньги? Почему он их не вживляет в экономику своей страны, из недр которой он получил это богатство во время приватизации. Он богатеет — потому что цена на нефть постоянно повышается, а деньги тратить уже на самого себя не получается, все — и яхта, и личный самолет, и виллы — давно куплены. Я много раз встречался с миллиардерами и знаю, что они глубоко несчастные люди — обладание деньгами быстро перестает приносить удовлетворение.

— Так что же, по-вашему, эти люди должны сделать с деньгами, которые у них есть?

— Редко кто решается вкладывать свои деньги в рисковый бизнес, например, в разработку нового самолета или строительство дорог. Наши олигархи боятся таких трат, потому что привыкли получать сверхдоходы от продажи нефти, а долгосрочные проекты не приносят быстрых денег. Поэтому, например, между Уфой и Нижним Новгородом до сих пор нет прямого рейса — олигархи везде пролетят на личных самолетах.

— Какой выход из сложившейся ситуации вы видите? Расприватизацию?

— Конечно, деньги отнимать ни у кого не нужно. Очень важна пропаганда, нужно это бессмысленное стяжательство клеймить и позорить. Я считаю, что денежные мешки должны пускать средства в науку, вкладывать в будущее. В нашем центре, где работает более 400 человек, всего 12 ставок на науку. Естественно, что мы спонсируем все наши научные разработки самостоятельно.

Сейчас Россия находится в поисках какой-то национальной идеи. Об этом моя последняя книга «Загадочная аура России, или В поисках национальной идеи», я написал ее за три с половиной месяца. Так вот, необходимость найти свой, неповторимый путь развития как бы висит над Россией, потому что наступило время, когда нельзя просто слепо копировать Америку.

Почему весь мир не любит Америку? Если мы зададимся этим вопросом, то поймем, что США не любят именно потому, что это страна бизнеса, бизнес-законов. По телевизору постоянно показывают репортажи из разных стран, где проходят антиамериканские выступления, когда туда прилетает Джордж Буш. Например, в Италии, а ведь — это проамериканская страна. В Южной Корее была огромная демонстрация, а ведь, по сути, Америка помогла этой стране в ее развитии. Такие же антиамериканские настроения существуют во многих странах. Мир противодействует не столько США, сколько бездушности бизнеса и его законов.

В Америке бизнес — прежде всего, человек — вторичное. Я считаю, что там царит бездушие. Это выражается в том, что, например, прежде чем начать ухаживать за женщиной, мужчина должен заключить с ней так называемый «love-контракт». Там сын с отцом судятся ради ста долларов. Прежде чем обзавестись семьей, в Америке необходимо заполнить множество ужасных контрактов, в которых указывается, по сколько супруги должны скинуться на содержание дома, детей.

Во главе всей американской психологии, которая называется «демократия», лежат чистые законы бизнеса. А люди хотят жить по-другому, хотят любви, риска, романтики.

— Возможна ли альтернатива этому, «душевная экономика», что ли?


— В Индии люди живут на пять долларов в месяц, но они счастливы, потому что у них есть душа. Никакими материальными вещами человека уже не взять, земной шар уже сыт, кроме, может быть, некоторых стран Африки. Мне кажется, что жизнь изменится — постепенно начнется возвращение духовности, а значение материальных ценностей будет уменьшаться.

Еще в пример можно привести современную Японию. У ее жителей в характере самая главная черта — трудоголизм, они идут на работу как на праздник. Какой-нибудь токарь Хоши Мото с такой любовью точит детали, что потом технику японскую покупают во всем мире. Именно это качество — любовь к труду вкупе с любовью к своей родине помогло стать Японии одной из самых передовых стран в мире. В то же время, несмотря на экономическую мощь, у них чтут традиции.

Но и в Америке есть одно противодействие бездушности бизнеса — это ковбои. Для ковбоя «Я — американец» звучит оскорбительно, он говорит «I'm cowboy». Они почитают старую Англию, которая когда-то завоевала весь мир и принесла культуру во многие страны.

Славянофильство против западничества

— Вы говорили об американском неолиберализме, когда все договоренности между людьми — это контракты. Насколько Россия сегодня стала страной бизнеса?

— Раньше человек был чист, пусть коммунистические идеалы себя и не оправдали. Вспомните туристские песни: «Люди идут по свету, им, вроде, немного надо». Ведь эти люди освоили всю Сибирь!

Идеалы «Кока-колы» и «Макдональдса» не могут до конца победить в России, хотя они и подействовали на многие молодые умы отрицательно. Тем не менее, противодействие этим лжеидеалам сидит в нас очень глубоко. Память прошлого на нас давит, в нас глубоки корни тех русских людей, поэтому Россия никогда не станет по-настоящему капиталистическим государством и не сможет жить по чистым бизнес-законам.

Русский человек все равно стремится к духовности, мы не можем работать с калькуляционным мышлением Гайдара. Хотя, к сожалению, бизнес в современной России мало напоминает ведение дел в России дореволюционной, когда слово купца было словом чести.

— По какому пути, на ваш взгляд, должна пойти Россия?

— Минтимер Шаймиев как-то сказал: «Всё начинается с земли», как мне кажется, в этом выход. Бизнес-законы должны работать вкупе с любовью к родине, к земле.

На Гималаях один йог сказал мне, что над Россией висит розовая аура. Поэтому нам никогда не стать бизнесменами в полном смысле этого слова, мы — изобретатели, творцы, мечтатели.

Вместо предлагаемого критерия счастья — денег — мы обязательно найдем что-то свое. У нас должен появиться другой, не американский бизнес, который стал бы для России стимулом для развития, антиленью. Деньги должны работать во имя облагораживания нашей родины. Я люблю мощный девиз нашей страны, который появился недавно: «Россия, вперед!» — его энергетика заряжает положительными эмоциями.

— Как вы применяете принципы духовности бизнеса в своей профессиональной деятельности?

— А вы посмотрите, на каком высоком уровне устроен наш центр. Уфа — периферийный город, а к нам едут лечиться со всего мира, даже из Австралии. Мы делаем около 8 тысяч операций в год. У нас первоклассные хирурги, я каждую медсестру подбираю самостоятельно — чтобы глаза горели, чтобы человек был «заражен» идеей. У нас в центре принцип — «мы лучшие», вообще, американцам далеко до нашей школы хирургии. Я выиграл соревнования хирургов американского континента, я даже оперировал в воздухе — на специализированном самолете «Орбис». Меня пытались переманить к себе американцы за 80 миллионов долларов. Я не поехал, потому что мне эти деньги не нужны.

Я получаю довольно большие гонорары за свои книги, порядка ста тысяч долларов. Все их я трачу на благотворительность. У меня такой принцип — ни одной лишней копейки в загашнике, я не буду копить до последнего.

— Как вы оцениваете свои книги сами?

— Мне обидно, что на мои книги устанавливают такие высокие цены. Люди думают, что это я такие цены назначаю, а ведь это издатели-монополисты, которые наживаются и на мне, и на моих читателях. Если б было возможно, я бы указывал на книгах рекомендованную цену, скажем, не больше ста пятидесяти рублей, но тогда их просто не станут печатать — книжный бизнес не сможет получать свои сверхприбыли.

Я сам не знаю, откуда у меня берутся силы на книги, пишу по несколько часов на одном дыхании до поздней ночи. Сейчас у меня лежит черновик книги «Это не я». Не понимаю до конца, откуда я черпаю информацию, словно мне кто-то сверху диктует.

У меня все кипит от страсти к работе, если я начну беречь себя, то дьявольская энергия под названием лень просто убьет меня.


ДЕНЕЖНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ